«Господь являет свою любовь во всем..». - 16 Серпня 2016 - cerkvainfo.od.ua
Вітаю Вас, Гість! Реєстрація RSS

Четвер, 08.12.2016
Головна » 2016 » Серпень » 16 » «Господь являет свою любовь во всем..».
14:04
«Господь являет свою любовь во всем..».

Священник Дмитрий Краснобаев: «Господь являет свою любовь во всем, даже в лишении свободы».

Когда человек болен, мы устраиваем его в медицинское заведение и даем ему соответствующее лечение, чтобы он поправился. Но когда человеческое поведение нездорово, общество помещает его в тюрьму, но забывает помочь ему «вылечиться».

Как помочь заключенным в тюрьме и на воле, в чем особенности служения в местах лишения свободы мы поговорим с тюремным капелланом отцом Дмитрием Краснобаевым, который уже 5 лет помогает словом и делом своим подопечным.

Отец Дмитрий, расскажите нашим читателям в каких учреждениях вы несете свое служение?

Служу Литургии, исповедую, причащаю, проповедую Евангелие, лично общаюсь с заключенными в Южной Исправительной Колонии №51 усиленного режима, где содержатся заключённые, которые осуждены впервые, но с тяжёлыми статьями, в основном со сроками от 5 до 15 лет. А также в следственном изоляторе (СИЗО).

Раньше служил еще в Черноморской Женской Исправительной Колонии № 74, но сейчас пока ее оставил из-за позиции руководства учреждения и преобладания там УПЦ Московского Патриархата, священники которого откровенно не желают разделить помощь осужденным на всех, кто может как-то приобщиться к этому.

Если вернуться на 5 лет назад, то какое было ваше первое впечатление от визита к заключённым?

Меня как священника рукоположили в мае и уже в ноябре того же года я позвонил знакомому священнику и спросил где он служит, он ответил, что в 74-ой колонии и сказал, что в Южной Исправительной Колонии усиленного режима № 51 нет никого из наших священников.

Также дал мне контактный номер телефона руководства 51-ой колонии и на следующий день я переступил ее порог. Было чувство, что двери тюрьмы легко открылись, я так просто туда зашел. Сразу же почувствовал, что это то место, где я должен служить во славу Божью и людям. И эта внутренняя ясность первого дня повторяется снова и снова каждый раз, когда я туда прихожу.

Что для вас сложнее всего в таком служении?

Если Господь тебя куда-то поставил, и ты делаешь Божье дело и благословение от Бога имеешь, то ничего не сложно.

А вот без помощников, и с полным отсутствием финансирования -- тяжело. То, что удаётся собрать через социальные сети – тем и довольствуемся.

В чем наиболее нуждаются люди, которые находятся в местах лишения свободы?

В любви, внимании, заботе. Хотят, чтобы другие выслушали, вошли в их ситуацию и оказали помощь, хотя бы маленькую.    

Понятно, что я не выведу никого из них на свободу, все ж мечтают освободиться, но этого я не могу для них сделать. Но некоторые их бытовые нужды стараюсь восполнить. Кому-то конверт нужен для письма, кому-то тапки, туфли, штаны, или же крестик, исповедь, причастие. Никому не отказываю, что просят, стараюсь все делать.

Встречали ли за эти годы несправедливо осужденных?

80% заключенным присудили завышенные сроки – на мой взгляд. Не нужно за коробку травы или за украденный мобильный телефон давать человеку 5 лет. До трёх лет тюремного заключения – это тот срок, за который он все поймет. Но это при условии, что в этот период с ним будут работать.

Какие изменения вы отслеживали в людях после отсидки этих завышенных сроков?

У человека наступает нравственная деградация, особенно, если он в тюрьме не работал физически и духовно-нравственно, не молился, на службы Божьи не ходил.

Также люди теряют способность жить в обществе: принимать решения и отвечать за свою жизнь. В тюрьме накормят, напоят, скажут когда встать, лечь, куда пойти. Также, заключенному не надо заботиться, чтобы заработать денег, заплатить за квартиру, обеспечить семью.

И за 5, 10, 15 лет он просто разучивается это делать. А потом он выходит со справкой об освобождении: денег нет, идти некуда, работы нет, паспорта часто тоже нет. И что делать? И вот у нас 90% повторных преступлений.

Грубо говоря в лагере сидит 1000 человек и 900 из них в течении ближайших 5 лет заедут снова в тюрьму. Это катастрофа, это значит, что пенитенциарная система не вполне справляется со своими функциями.

Ибо в чем смысл лишения свободы? В том, чтобы человек исправился и вернулся в наше общество полноценным гражданином, который больше не станет на путь преступления. Бессмысленно подержать его там и просто выпустить, чтобы он снова совершил преступление.

Эта система сегодняшняя совершенно не эффективна, потому что она работает сама на себя, а заключённые -- это как средство для ее функционирования. А заключённый должен стоять в центре процесса: если человек не имеет профессии, значит ему ее нужно дать, если он не имеет мировоззрения - нужно его сформировать, если нет документов - надо документы сделать. И вот когда мужчина, или женщина попадает в следственный изолятор, уже оттуда должна начинаться с ними работа: прописываться программа под каждого на весь срок заключения.

А отслеживали ли изменения в религиозности заключенных в сторону обращения к вере или атеизму?

В тюрьме почти все верующие. Я ни разу не слышал, чтобы заключенный говорил: «Я не верю в Бога». Все молятся, все к Богу взывают, даже злые урки, они тоже верят. Обращаются ко мне и мы беседуем. Исповедь их ничем не отличается от исповеди человека на воле, ведь искренняя исповедь -- она одинаковая: прости, Господи, и помилуй. А не искренняя – вообще не исповедь.

Отец Дмитрий, а поддерживаете ли вы отношения с заключёнными после их освобождения?

Некоторые даже у меня дома живут. Вместе с моей семьей, пока не найдут другого пристанища. На улице также часто встречаю. Говорят: «Да, батюшка, я освободился». Я говорю: «Хорошо. Не греши, чадо, больше, чтобы не случилось с тобой чего хуже».

Что поняли для себя о жизни благодаря служению в тюрьме?

Тюрьма для многих это место сохранения. Если бы человек не попал в тюрьму, его бы уже не было в живых. Господь являет свою любовь во всем, даже в лишении свободы. Казалось бы – посадили – это скорбь. Я ему же говорю: «Ты тут бросишь пить, употреблять наркотики, задумаешься над жизнью».

Например, сидят у меня на лекции 50 бандитов, я им говорю: «Вот как вас на свободе всех можно было бы собрать в одно место и чтобы вы 2 часа сидели и слушали? Какими силами это можно было бы сделать?» Отвечают: «Никакими». «Поэтому это вам во благо и благодарите Бога, что вы здесь», - говорю я им.

И в завершения нашего сегодняшнего разговора, какая все-таки роль у священников в тюрьме и в жизни заключённых?

Не роль, но суть – приводить души к покаянию, приводить ко Христу, ко спасению.

Роль священника должна быть одной из главных в тюрьме. Администрация должна начать прислушиваться к священнику, ибо никто лучше него не знает – что там внутри у арестанта творится.    

Заявления тюремного капеллана должны приниматься и учитываться судом, администрацией, и комиссией, которая освобождает человека условно-досрочно. Характеристика священника должна иметь вес. Сегодня все это не работает. Если я напишу положительную характеристику на человека, то о на в личное дело попадет, но комиссия по условно-досрочному освобождению ни примет эту бумагу во внимание, а у священника должна быть возможность ходатайствовать о изменении режима содержания, и об условно-досрочном освобождении.

Такие адаптационные центры должны быть в каждом областном центре, каждом большом городе, чтобы из любой колонии человек имел куда обратиться. При центре должны быть мастерские. Производимую в них продукцию можно продавать: будет человеку на хлеб. Будет выбор, которого сейчас нет… У нас есть рекорд 3 дня: освободился арестант -- и через 3 дня опять в тюрьму попал.Также хочу добавить, что очень нужен центр адаптации для людей, которые освобождаются из мест лишения свободы. Чтобы не было 90% повторных преступлений. Человек вышел из колонии, должно быть место, куда он может прийти, получить постель, тарелку супа, сесть и примириться с новой реальностью. У него теперь все новое. А напротив него должен сесть священник, волонтер или психолог и начать с ним общаться, спросить: «Что ты, чадо, будешь делать дальше? Давай вместе подумаем, что ты умеешь делать? Вот такая есть работа….» И человек сразу включается в социум. А в современных реалиях он сам себе предоставлен. Он 10 лет отсидел, он не знает, что делать, забыл, как билет прокомпостировать в троллейбусе...

С человеком надо работать, им надо заниматься, о нём нужно беспокоиться, к нему нужно приходить, потому что это нам нужно -- исполнять заповеди Господа Бога нашего.

Нам нужно беспокоиться о том – что мы будем отвечать на Страшном Суде Создателю, чем будем оправдывать своё неверие?

Вот и выходит, что это не заключённые нуждаются в нашей помощи, а мы нуждаемся в них, ибо спасёмся благодатью Божией и их свидетельством о нас…

Бесіду провела Ірина Скоробогата

За матеріалами прес-служби Синодального відділу соціального служіння та благодійності. http://www.eleos.com.ua/